Дефицит ликвидности банков России резко возрос

Дефицит ликвидности банков России резко возрос

По информации Банка России, структурный дефицит ликвидности в январе 2021 года перешагнул отметку в 1 трлн рублей. Причиной потерей банками ликвидности стал возросший спрос населения на наличные средства и изъятие Министерством финансов части ранее размещенных на счетах банковской системы средств.

Регулятор в среду, 27 января опубликовал данные, согласно которым структурный дефицит ликвидности в банках возрос до небывалой суммы в 1,04 трлн рублей. В последний раз такие показатели дефицита были отмечены летом 2017 года. Резкий рост дефицита демонстрирует усложняющуюся финансовую ситуацию: долг кредитных организаций становится все больше, несмотря на размещение ими средств на депозитах и счетах регулятора.

Эксперты среди прочих причин называют и технические моменты организации банковской деятельность. Так, Егор Сусин, начальник центра разработки стратегии Газпромбанка, отмечает, что на уменьшение ликвидности могло повлиять усреднение банками резервов в конце месяца.

«В конце каждого месяца российские банки должны сформировать резервы на отчетную дату, а это влияет на то, сколько средств они держат на корсчетах в ЦБ. Как правило, остатки на корсчетах в это время растут, но обязательные резервы уже не включаются в параметр ликвидности, и всегда в этот период происходит ухудшение ситуации с ликвидностью», – прокомментировал он ситуацию. По его мнению, усреднение резервов в январе, как правило, проходит незаметно, так как на начало года образуется структурный профицит.

В этом году структурный профицит тоже имел место. На 1 января текущего года в банковской системе профицит ликвидности находился на отметке более 203,5 млрд рублей. Но уже в 15-16 числах месяца излишки средств кредитных организаций переросли в нехватку, в связи с чем структурный дефицит стал активно расти.

О том, что дефицит свободных средств в банковской системе может возникнуть, говорили еще с начала пандемии коронавируса и ухудшения экономической обстановки в стране.

«Структурный дефицит ликвидности – неизбежный спутник дефицита бюджета», – поясняет эксперт банка БКФ Максим Осадчий. Процесс появления дефицита вполне объясним, считает он, ведь для покрытия нехватки средств в бюджете страны Министерство финансов направляет средства со счетов и депозитов в банках, а кроме того, активно прибегает к заимствованиям на внутреннем рынке (размещает облигации федерального займа).

В середине 2020 года, когда ситуация острая фаза роста заболеваемости казалась пройденной, регулятор заявлял, что дефицит ликвидности в банковской системе пока не ожидается. А в начале января 2021 года Центробанк даже надеялся, что к концу текущего года система подойдет со значительным профицитом. Об этом говорил заместитель ЦБ РФ Алексей Заботкин. Он также указал на отсутствие рисков для устойчивости самой системы, как в ситуации с недостатком ликвидности, так и при ее избытке.

«Важно подчеркнуть, что как при структурном профиците, так и при структурном дефиците ликвидности рисков финансовой стабильности не возникает. Это в полной мере учитывается в наших операциях на денежном рынке», – сказал зампред.

Повышение дефицита ликвидности идет вразрез с прогнозом регулятора на 2021 год, в котором указано, что банковская система будет находиться в состоянии структурного профицита от 0,7 до 1,3 трлн рублей.

Вполне вероятно, расхождение вызвано более медленным, чем предполагалось, возвращением наличных средств населения и компаний в банки.

«Обычно в январе наличные, которые активно изымались населением и бизнесом в декабре, постепенно возвращаются в систему. В декабре 2020 года объем наличных в обращении вырос примерно на 0,5 трлн, но возврат этой наличности в систему в январе происходит намного медленнее», – объяснил Егор Сусин. Аналитик также уточнил, что и сам отток денег населения и бизнеса в наличность в конце прошлого года был выше прогноза.

Несмотря на значительный дефицит ликвидности, участники профрынка и эксперты смотрят на ситуацию достаточно оптимистично. «Я бы все же ожидал выпрямления ситуации, так как бюджетные средства должны дойти до экономических агентов – юрлиц и физлиц – и, по сути, «вернуться» в банковский сектор. Возможно, сейчас мы наблюдаем временной лаг по платежам», – рассказал журналистам ведущий кредитный аналитик S&P Сергей Вороненко. Отметил эксперт также и то, что на сегодня большого риска для стабильности банков нет, а что будет дальше – покажет динамика основных параметров.

В плане фондирования аналитики ожидают сохранения текущих ставок по вкладам либо их рост. «Если в последние годы ставки на денежном рынке по большей части были чуть ниже ключевой ставки ЦБ и фондирование было дешевле, то сейчас, скорее всего, краткосрочные ставки денежного рынка будут около ключевой или выше. Значит, банки не будут заметно снижать депозитные ставки в этом году, наоборот, возможен рост ставок», – допускает Егор Сусин.

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *